Гидра ссылка на сайт тор

RGS9-2, ключевой сигнальный белок в мозге, который, как известно, играет критическую роль в развитии поведения, связанного с зависимостью, действует как положительный модулятор вознаграждения оксикодоном как в состоянии без боли, так и в состоянии хронической боли, согласно исследованию, проведенному в Медицинская школа Икан на горе Синай и опубликована в сети 17 января в журнале Neuropsychopharmacology. Механизмы действия оксикодона, раскрытые в этом исследовании, помогут ученым и врачам разработать стратегии и инструменты, позволяющие отделить обезболивающее (обезболивающее) действие опиоидов от эффектов, связанных с зависимостью.

Используя мышиные модели острой и хронической боли, исследователи Mount Sinai обнаружили, что RGS9-2, внутриклеточный белок, который контролирует функцию опиоидных рецепторов в центре вознаграждения мозга, способствует зависимости от оксикодона в безболезненных, острых и хронических состояниях боли. Мыши, у которых отсутствовал ген, ответственный за кодирование RGS9-2 (мыши RGS9KO), демонстрировали меньшую склонность к развитию поведения, связанного с зависимостью. Кроме того, потеря функции RGS9-2 не влияет на острые анальгетические эффекты оксикодона. Исследовательская группа также обнаружила, что RSG9-2 играет защитную роль в развитии толерантности к оксикодону, так как мыши RGS9KO стали толерантнее к обезболивающему действию препарата раньше, чем мыши, у которых был ген. Исследователи обнаружили, что одни и те же механизмы контролируют чувствительность к оксикодоновой зависимости как при безболезненных, так и при хронических болевых состояниях.

Оксикодон — болеутоляющее, широко назначаемое при острых и хронических болевых состояниях, а также одно из самых злоупотребляемых опиоидов. Оксикодон действует в тех же мозговых рецепторах, что и морфий и героин, мю опиоидные рецепторы, которые присутствуют во многих областях мозга, которые обеспечивают облегчение боли, но также экспрессируются в сети мозга, связанной с зависимостью. В то время как было проведено обширное исследование механизмов, лежащих в основе анальгезии, зависимости и потенциальной зависимости от морфина, механизм, посредством которого оксикодон оказывает свое действие, оставался неизвестным.

«Несмотря на то, что оксикодон обладает аналогичными анальгетическими и поведенческими эффектами, чем те, которые наблюдаются с морфином, наше исследование показывает, что внутриклеточные действия морфина и оксикодона различны», — говорит Венетия Захариу, доктор философии, доцент кафедры нейробиологии Фишберга и Института мозга Фридмана, Медицинская школа Икан на горе Синай. «Наша работа показывает, что внутриклеточные факторы, препятствующие действию морфина, могут на самом деле способствовать действиям оксикодона. Эта информация особенно важна для стратегий обезболивания, так как общий курс состоит в том, чтобы пациенты колебались между оксикодоном и морфином для достижения облегчения боли».

Исследование Mount Sinai предоставляет новую информацию о путях, связанных с поведенческими реакциями на оксикодон при безболезненных и невропатических состояниях боли, которые помогут исследователям и клиницистам определить риски и преимущества назначения оксикодона для лечения боли. Эти знания могут привести к разработке более эффективных и менее вызывающих привыкание соединений для снятия боли.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *